Вверх

Екатерина Денисова. Трихолог. Дерматолог. Пластический хирург

Рубрика: Лица профессии

Екатерина Денисова трихолог
Денисова Екатерина Аавовна,
трихолог, дерматолог, пластический
хирург


Совсем недавно Фейсбук «взорвался» публикациями трихолога Екатерины Денисовой. Первая волна постов - праздничные фотографии выпуска клинических ординаторов по пластической хирургии (знаменитый "хрусталевский" курс). Вторая волна — фотографии с Американского конгресса по трансплантологии волос, где Екатерина Денисова в окружении мировых звезд трансплантологии.

Это были последние капли сомнения — у кого взять интервью для очередного выпуска "Вестника трихологии".


Спартак Каюмов: Кто Вы сейчас? Врач -дерматолог с ординатурой по пластической хирургией или пластический хирург, проработавший более 10 лет в трихологии?

Екатерина Денисова: Я – трихолог, проработавший в этой области дерматологии более 10 лет, с дополнительной специализацией в области пластической хирургии.

Екатерина Денисова


СК: У Вас самое уникальное образование среди трихологов России? Расскажите о нем?

ЕД: Образование получилось длительное с получением дополнительных смежных специальностей. Базовое образование - лечебный факультет Санкт-Петербургского Государственного медицинского университета им. И.П. Павлова (СПбГМУ им. И.П.Павлова). Далее были:

  • Интернатура по дерматовенерологии в СПбГМУ им. И.П.Павлова. 

  • Клиническая ординатура по дерматовенерологии в Военно-медицинской Академии.  

  • Сертификационный курс по косметологии на кафедре косметологии МАПО (в данный момент СЗГМУ им.И.И.Мечникова). 

  • Стажировка в течение 1 года на кафедре дерматологии, аллергологии и легочных заболеваний медицинского университета г. Тампере (TAYS Finland).

  • Клиническая ординатура по пластической хирургии в СПбГМУ им.И.П.Павлова

В паузах между длительными образовательными программами были и

  • Усовершенствование по трихологии на курсе, проводимым кафедрой косметологии МАПО совместно со школой трихологии Наутилус. 

  • Повышение квалификации: «Лазерные технологии в дерматологии с курсом дерматоскопии» в СПбГМУ им. И.П.Павлова. 


СК: Зачем Вы обучались в Финляндии?

ЕД: Я хотела попробовать себя в европейской медицине, посмотреть какие подходы к лечению и организации медицинского обслуживания в Евросоюзе, но для этого нужно было подтвердить свой диплом. К сожалению, российский диплом о высшем медицинском образовании не признается на территориях стран ЕС, Англии и США. Такая же ситуация и со специализацией, которую нужно было подтверждать.

В Финляндии были наиболее подходящие условия для подтверждения высшего медицинского образования, но перед началом обучения необходимо было сдать экзамен по владению финским языком соответствующего уровня знаний.


СК: С коллегами из Финляндии поддерживаете связь?

ЕД: С несколькими финскими коллегами у меня остались дружеские отношения. Периодически общаемся в онлайн-режиме. 


СК: Какие принципиальные отличия российской медицины от финской Вы заметили?

ЕД: В финской медицине, в отличие от российской, более стандартизованный подход в диагностике и тактике лечения. И на тот момент уровень организации был выше и условия для работы врачей лучше. 

     

СК: Удалось ли поработать врачом в Евросоюзе?

ЕД: Удалось поработать только в качестве ассистента врача (в нашей системе - это эквивалент понятия "врач-ординатор"), потому что специализация по дерматологии, полученная в России, не признается за границей. Для получения специализации по дерматовенерологии в Финляндии требуется пройти 4-летнее обучение.


СК: Почему вернулись?

ЕД: Вернулась, потому что на тот момент не считала подходящим для себя тратить ещё 4 года на подтверждение специализации. Кроме того, в то время рынок дерматологии в Финляндии  уже был перенасыщен, а эстетическая медицина там, в отличие от России, только начинала зарождаться. Другую же специализацию я не хотела получать..


СК: Владислав Ткачёв как-то высказал мнение, что в трихологии надо оставаться не более 5 лет, а то "сгоришь" на работе. Как Вам такой постулат?  Может лучше просто поменять место работы?

ЕД: Если погрязнуть в рутине, если не интересоваться новыми подходами и достижениями, то такая печальная участь может постигнуть специалиста в любой области, не только в медицине. 

В последнее время наметилась тенденция к интеграции различных направлений науки, укрепляются междисциплинарные связи. Таким образом, открываются широкие возможности для изучения и использования в рамках основной специальности ресурсов, предоставляемых другими отраслями медицины.

Что касается изменения места работы — думаю, что стоит это делать, если нет перспективы профессионального роста и совершенствования.

Екатерина Денисова


СК: Какое направление в трихологии Вам наиболее близко? Почему?

ЕД: Мне очень интересен раздел «Рубцовые алопеции». Долгое время диагностика и лечение таких состояний были весьма затруднительны. Сегодня же появились новые возможности для их коррекции и лечения. 


СК: Не обидно, когда интернет-тролли называют врачей-трихологов коммерсантами от медицины?

ЕД: Вы знаете, не обидно, ведь так говорят люди некомпетентные, а я знаю всю подноготную этой профессии, знаю, сколько усилий, в том числе материальных, приходится прикладывать для ее освоения. Ведь частная медицина, к каковой относится трихология, государством не поддерживается, получение образования в данной области стоит денег, и немалых. Продление сертификатов (часто не одного, у меня, например, на данный момент их 4) каждые 5 лет, посещение конференций, дополнительных образовательных циклов и семинаров так же в большинстве случаев происходит за свой счёт. Расходы складываются в большие суммы. Чтобы оставаться на плаву и совершенствовать свой профессиональный уровень, приходится вкладываться.


СК: А как Вас затянуло в трихологию? Где учились и помните ли первых преподавателей?

ЕД: Затянуло, как раз из-за преподавателей - в 2006 году я проходила курс терапевтической косметологии на базе кафедры косметологии МАПО под руководством профессора Т.Н.Корольковой. Мне очень понравилась атмосфера на кафедре – тон, конечно, задавала наш замечательный руководитель – Татьяна Николаевна, которая и порекомендовала курсантам обратить внимание на узкий раздел дерматологии и косметологии – трихологию. Еще один преподаватель - Белоконь Геннадий Владимирович очень интересно рассказывал о молодой науке лечения волос и дал информацию о существующих школах трихологии.

Специалистов-трихологов на тот момент было мало, я поступила на курсы усовершенствования, проводимые совместно кафедрой косметологии МАПО и школой трихологии «Наутилус», и таким образом познакомилась с преподавателями Спартаком Фаниловичем Каюмовым, Татьяной Валентиновной Силюк, Ларисой Дмитриевной Рулевой. Все они были увлечены трихологией, и свой энтузиазм передали ученикам.


СК: Через какое время почувствовали себя уверенно на приеме?

ЕД: Чтобы почувствовать профессиональную уверенность, мне потребовалось около 5 лет. Возможно, кто-то этот путь проходит быстрее. Но я помню, как одна моя коллега в начале моей трихологической практики назвала именно такой срок, который тогда мне показался чересчур долгим. 

Екатерина Денисова


СК: Почему Вы решили идти в пластические хирурги? Разуверились в терапевтической трихологии, или в хирургии денег больше?

ЕД: Можно сказать, это произошло, случайно. На мировом конгрессе исследования и изучения заболеваний волос в Майами я познакомилась с иностранными хирургами-трансплантологами. Они так интересно рассказывали о своей работе, что я заинтересовалась этим направлением медицины.

Мне нравится учиться новому, и я стала все больше погружаться в методики хирургического лечения волос. Прошла обучение в ординатуре по пластической хирургии под руководством Хрусталевой Ирины Эдуардовны. Ирина Эдуардовна и коллектив кафедры - преданные своему делу профессионалы пластической хирургии. 


СК: Расскажите о финансовой стороне поездки на конференцию по трансплантации волос в США? Сколько стоили виза, дорога, участие в конференции и проживание? Стоила ли поездка затрат?

ЕД: Посещение XXVI Международного конгресса трансплантологов волос, который проходил 10-14 октября 2018 в Лос-Анджелесе, познакомило меня с последними тенденциями в области хирургического восстановления волос. Также я много узнала о вариантах сочетания терапевтических и хирургических методик лечения волос, много общалась с зарубежными коллегами, это бесценный опыт.

На конгрессе меня приняли в члены ISHRS (Международное сообщество хирургического восстановления волос), я являюсь одним из 9 российских специалистов, состоящих в этой организации. Что касается расходов на поездку, то они следующие:

  • виза стоит около 200 долл.,
  • стоимость участия (эта информация представлена на сайте конгресса) зависит от категории участника, у меня получилось около 1700 долл.,
  • цена на билеты и проживание, как и везде, зависят от времени бронирования, хотя отели в Голливуде дорогие, как, впрочем, и цены на питание и услуги. 

Екатерина Денисова
Екатерина Денисова

СК: Какие у Вас сейчас отношения с бывшими коллегами из "Центра Здоровья Волос"? Вы ведь теперь конкуренты.

ЕД: С коллегами с предыдущего места работы встречаемся на тематических конгрессах и семинарах. Вы знаете, в принципе, всех, кто занимается трихологией, можно назвать «конкурентами», но для меня они в первую очередь коллеги. 


СК: Что можете пожелать молодым трихологам и Союзу трихологов?

ЕД: Молодым коллегам желаю, чтобы выбранная специальность давала им профессиональное, личностное и финансовое удовлетворение. 

Союз трихологов – очень нужная организация для поддержки молодых специалистов и развития российской трихологии, благодаря чему все больше врачей и пациентов узнает об этом молодом направлении дерматологии и косметологии. Когда я 10 лет назад рассказывала коллегам о том, кто такой врач-трихолог, для большинства из них это была настоящая «терра инкогнита». Безусловно, Союзу я желаю успеха и инновационных путей для развития трихологии в России. 


СК: Екатерина, что Вы выберете: волос в телогене в норме 10% или 14%?

ЕД: Я выбираю 10% в телогене. 

Екатерина Денисова

[464]

Комментарии

  • Facebook
  • Вконтакте